22:09 

Приветствую заснувшее сообщество )

[Мизоре]
Ай-яй-яй-яй, я распи... под-ленью-проживай! :3
Название: Это так
Автор: [Мизоре]
Персонажи: Сапфира/\Эрагон, легчайший намек на Эрагон/Арья, упоминаются основные положительные персонажи
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Философия, Психология
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: Она всегда знала это.
Публикация на других ресурсах: Будьте добры меня об этом предупредить )
Примечания автора: Попытался в полной мере передать эти отношения, вводящие меня в безумный восторг :3
Пришлось переписать, ибо первый вариант был слишком уж обширным. Не смотря на старания получилось малопонятно и странно, но всё же так хотелось о них написать! )



- Как себя чувствуешь? - Эрагон заботливо, провел ладонями по узкой морде дракона, виновато заглядывая в глубокие голубые глаза.
Мелкие чешуйки терлись о кожу, как если бы он гладил руками шлифовальный камень, только теплый. Сапфира молча смотрела на него в ответ, находясь под исчезающим с каждой секундой раздражением, она внезапно поняла, как уязвим сейчас её Всадник. Уязвимее, чем какой-либо другой человек.

Она прекрасно понимала сложившуюся ситуацию, все чувства одолевавшие её сердечного брата. Она понимала его куда лучше, чем понимал он себя сам, и это было правильно, единственно верно в их отношениях.

Руки Эрагона, привыкшие к оружию, нежно скользили по шее драконихи, длинные пальцы, изяществом теперь напоминавшие эльфийские, осторожно поддевали крупные, сияющие пластины чешуи, поглаживая мягкую, чуть шерховатую кожу под ними. Он продолжал смотреть на дочь ветра, чуть приподняв уголки губ в печальной улыбке.
- Ничего не могу с собой поделать, ты ведь знаешь. Понимаю, что глупо, что безнадежно, но... - темно-карие глаза молодого человека наполовину прикрылись опущенными веками. Издав тихий смешок, он качнул головой. - Вообще поражаюсь, как она терпит меня. Хотя это, похоже, из-за моего "предназначения".
Сапфира закрыла глаза и выдохнула из ноздрей кольца дыма. Эрагон не говорил с ней мысленно, потому что всё ещё чувствовал свою вину перед ней. Мысленное общение - это было несравнимое единение сознаний, ничто не могло быть ближе и трепетнее из всех чувств и видов общения, которые могли испытывать разумные существа.

Юный Всадник любил природу, так же он любил и дорожил теми немногими, кого считал близкими себе. Он всегда будет благодарен им за то, что они поддерживали его. Несмотря на это, Сапфира видела, как бурны и кратковременны чувства людей, видимо в силу того, что также и мала их жизнь.
Ненависть и желание мстить покинули Эрагона после исполнения долга перед Гэрроу, перед этим эти чувства ослабли из-за других, да и обстоятельства не давали сосредоточиться на одном.
Рорану он продолжал доверять, оберегать, крепко любить, но больше эта любовь не была болезненной из-за того, что чувство вины перед своим братом он искупил, из-за того, что видел, что Роран не одинок и сможет выжить. Искренняя радость за него вскоре перешла в относительно-спокойную дружбу и взаимопомощь - оба выросли и теперь шли по разным путям, теперь их волнения переключились на других, окружавших их существ.
В отношении к Брому - долгожданному человеку, которого можно было назвать отцом - Эрагон продолжал испытывать различные чувства. Основными были: облегчение, печаль, желание общения с ним, именно как общение отца с сыном.
Арья...

Сапфире на ум никогда бы раньше не пришло подобное - она сразу бы испытала отвращение к себе, думая, что это чистое предательство Эрагона, того, кто был ей дороже себя самой. Она вдруг подумала, как может одним лишь когтем пронзить ему сердце сейчас, когда он обнимал её за шею, хрупкой человеческой грудью прижимаясь к ней. Как может не открывая рта спалить его заживо, когда он пальцами скользит по изящным узким ноздрям дракона, вызывая легкое ощущение щекотки.
Сапфира распахнула глубокие и волнующие, словно море, глаза, с рокочущим звуком вдыхая воздух полной грудью. То, что чувствовала она сейчас было тем безграничным доверием между ними. Та полная открытость и уязвимость олицетворяли чувства Эрагона.
Сердце дракона с медленного и мерного, как маятник, биения, участилось, застучало громче, отзываясь в головах Всадника и древнейшего существа Алагейзии. Сапфира с шумом и волнением выдохнула воздух из легких, кровь словно забурлила в теле, а в душе её поднялась такая волна любви, что она издала странное рычание, похожее на протяжный стон, пробирающий до костей. Эрагон сдавленно что-то пробормотал, крепко обнимая дракониху у горла и не чувствуя, как острые шипы и чешуя вонзаются ему в руки. Его судорожное дыхание прерывалось тихими перекатывающимися звуками, похожими на драконье ворчание - он распахнул перед ней всю свою душу, позволяя сущности Сапфиры обхватить себя со всех сторон, так, что они уже растворялись друг в друге, ощущая непередаваемый восторг, как при безумном танце и одновременно радость, пульсирующую в одном большом сердце.

Всё в мире проживает свой определенный срок. Человеческие чувства самые яркие, самые громкие, самые короткие. Они подобны ярчайшему драконьему пламени и имеют такую же силу. Яркая, каждый раз неповторимая вспышка: она может растаять в воздухе, может уничтожить многое вокруг, принести смерть или воскресить надежду. Объединение двух таких величайших сил было бы непредсказуемо. Скорее всего разрушительно.

Сапфира всегда знала, что судьбу можно изменить.

Между ними была не любовь: глубокая, сильная, тихая, страстная, верная, тяжелая, грустная. Это было нечто иное, куда сильнее и оно было вечным.

Она знала, что навсегда останется с Эрагоном. Как и он с нею.

Иначе и быть не могло.

@темы: фанфик

   

Eragon World

главная